Пресса о методе лечения Ф.Н.Гити

Ручная работа

thumb_rukiНикогда не понимала импрессионистов. Может, они все близорукие или просто лентяи: прорисуют отчетливо одну деталь на картине, а все остальное небрежными мазками, как придется. Но когда я встретила Федора Николаевича Гитя, мне захотелось взять в руки кисточку и в самом центре листа тщательно нарисовать темные, яркие глаза, в которых сконцентрирована вся сила добра и радости этого мира. Только глаза!  А остальное — невнятными размытыми мазками: накачанные бицепсы, крепкие пальцы, всю его невысокую, коренастую фигуру. И пусть сам Федор Николаевич говорит, что руки — главный и единственный инструмент остеопата. Важно — кому принадлежат эти руки, а об этом сразу могут сказать только глаза.

 Чувствуете волос через 8 листов бумаги?

С Федором Николаевичем Гитя я познакомилась после его обычного трудового дня, беспрерывного приема пациентов с утра до позднего вечера, когда он устало забрел на кухню к гостеприимным Гордеевым, но увидев дам, приосанился и сделал галантный поклон в нашу сторону:

- Все при знакомстве смотрят в глаза, а я - на руки человека, это уже профессиональное. И много о чем можно рассказать о человеке только по его рукам. У женщин они могут быть красивыми, а у мужчин — мудрыми. Редко, но встречаются руки массажиста, остеопата — тогда прямо сразу хочется сказать человеку: бросай все, где ты там работаешь сейчас — это неважно, учись на остеопата — это твое призвание.
Руки остеопата — это мозг, вынесенный наружу. Каждая модница начинает свой день с того, что берет пилочку и доводит до идеала форму своих ногтей. Я тоже каждое утро беру пилочку, чтобы сточить ей подушечки пальцев. Руки остеопата должны чувствовать волос через 8 тетрадных листов, должны пересчитать все косточки в арбузе.
Дженифер Лопес застраховала свою попу, а я все думаю, не застраховать ли свои руки. Это мой основной инструмент. Очень удобно: никакого громоздкого оборудования, переехал в любое место — и можешь работать.

«Модные» операции на позвоночнике

Несмотря на усталость, Федор Николаевич оказался очень веселым и остроумным собеседником, но посерьезнел, когда речь зашла об операциях на позвоночнике, даже сокрушенно покачал головой, когда я спросила: «Стоит ли решаться удалять межпозвоночную грыжу?»
- Если сейчас выйти на улицу и пригласить случайных прохожих от 8 лет и старше, то у 8 из 10 обнаружится межпозвонковая грыжа. И они с ней нормально живут, ничего их не беспокоит. Ну, может быть, у кого-нибудь иногда побаливает спина — и не более.
Грыжи 0,3-0,4 см вообще ничего серьезного из себя не представляют — они не способны защемить нерв.
Или, скажем, грыжа Шморля. Название страшное, но это просто фамилия врача, который впервые описал ее. На самом деле грыжа Шморля совершенно безопасна с точки зрения защемления нерва. Что она из себя представляет: когда не хватает кальция, в кости позвонка образуется полость, как дырка в зубе от кариеса. Именно в эту полость уходит часть межпозвоночного диска.
Больше шансов повредить нерв, например, не от защемления грыжи, а при инъекциях, потому что делают их вслепую. Одна моя пациентка рассказывала, как ей проводили анестезию при аборте. Иголку воткнули — она только ойкнула. Ей потом это «ой» три года сказывалось, потому что так иглой можно повредить или даже перебить нерв. А врач вынужден делать укол вслепую.
Так что если только человек себе вырастит грыжу до 1 см — тогда речь может пойти об операции. В остальных случаях ситуацию можно исправить.
Но сейчас такая хорошая диагностика: чуть что — врачи посылают на МРТ: «Ага, у вас грыжа!» И несмотря на то, что человек 20 лет жил с ней — и ничего, официальная медицина сразу предлагает операцию, при которой дробится межпозвоночный диск, амортизирующая подушечка между позвонками (скальпелем ли хирурга или лазером — все равно) — и вот 2 диска становятся одним монолитом, а позвоночник теряет подвижность.
У нас, остеопатов, подход другой. Человек на 65% состоит из воды, а мозг — даже на 87%. В большей степени это касается позвоночника. Когда нарушается трофика, мозгу не хватает жидкости, и он просто вытягивает ее из позвоночника.
Вот мы взяли на руки любимую женщину или штангу на плечи — межпозвоночные диски сжались, как губка, и позвонки стали ближе друг к другу. Мы убрали груз — сразу губка впитала влагу, расправилась — позвоночник обрел подвижность.
Если влаги не хватает, то есть трофика нарушена, то межпозвоночные диски не могут нормально расправиться и нормально амортизировать. Но мы можем восстановить обмен жидкости, чередуя сеансы остеопатии и гирудотерапии (пиявки ставятся тогда на область позвоночника). После такого курса процедур человек чувствует себя отлично наверняка целый год.
А повальные операции на грыжах позвоночника, которые сейчас делают хирурги, напоминают историю с аппендицитом. Первая операция по удалению аппендикса была сделана в 1863 году (всего 2 года спустя после отмены крепостного права). Но в 1952 году американцы решили в очередной раз, что они всех умнее, и пошли на глобальнейший эксперимент: всем детям, рожденным в тот год, удалили аппендицит еще в роддоме, чтобы они потом не мучились.
Сейчас в Америке нет ни одного человека 1952 года рождения. Извините, эксперимент не удался! Но об этом не принято говорить.
Почему такой чудовищный финал у этой истории? Как оказалось, в аппендиксном отростке есть такие лимфоидные узлы (и их там очень много, больше, чем в других органах), которые контролируют работу кишечника и убирают токсины из толстого кишечника. Если новорожденному удалить аппендикс вместе с лимфоузлами, очевидно, это будет для него смертельно. Взрослый организм еще приспособится жить без него, а вот младенец — нет.
Но все равно в наши дни аппендикс вырезают охотно, а ведь только в 5% от всех операций по аппендэктомии есть на то реальные показания. Врачи здесь действуют опять практически вслепую. Что там болит в животе справа? На то найдется 100 причин и без аппендикса.
К сожалению, так же охотно теперь оперируют грыжи позвоночника, в большинстве случаев, не имея для этого показаний.

Секрет Мастера

Зная о том, что Федор Николаевич очень опытный мануальный терапевт, остеопат, поневоле удивляешься, что он все равно находит новые приемы в работе, повышает квалификацию в Русской Высшей Школе Остеопатической Медицины.
- Когда уже давно работаешь, многое умеешь, знаешь, все равно мы, опытные остеопаты, собираемся по двое-трое и обсуждаем приемы.
- Иногда, когда коллега к тебе расположен, говорит: «Вижу, как ты работаешь — и мне нравится. Покажу тебе один секрет, как подарок». Или ты сам ловишь случайную фразу, какое-то замечание. Сначала даже может показаться, что нет в нем ничего особенного, но ты пробуешь делать — и вдруг находишь ту тонкость, о которой тебе говорили — и понимаешь секрет! Это как сила взгляда на портрете: куда ты ни встанешь — незнакомка снова смотрит на тебя; или как секрет «Лунной ночи» Куинджи — такой свет идет от картины, что многие пытались заглянуть за раму, не спрятан ли там фонарик. Как это сделано?! Секрет Мастера.
- Или вот улыбка Моны Лизы. Сколько людей приходит на нее посмотреть и все удивляются. А тут зашел один молодой человек в зал, посмотрел на картину и говорит: «И чего ей все так восхищаются? Ничего особенного. На меня вообще не произвела впечатления». И тогда мудрая смотрительница музея ответила ему: «Молодой человек, она уже стольких людей поразила, что сама выбирает: на кого производить впечатление, а на кого нет».
Так и в любом деле: для кого-то урок окажется полезным и он постигнет секрет, а кто-то все пропустит мимо ушей.

Чудо, на которые способны руки

А на следующий день я встретила врача-психиатра Гузель Анваровну Акназарову, у которой сын сутки назад был на приеме у Федора Николаевича. Она рассказывала о том, как Гитя, почти не касаясь головы, ввел сына в такое состояние, что тот сам не заметил, как погрузился в сон с каким-то особым приятным ощущением тела без костей, когда не ощущалась даже черепная коробка.
В 25 лет у молодого человека не было особых проблем со здоровьем, только какое-то сильное психологическое напряжение, депрессивное состояние. А Федор Николаевич почувствовал причину этого эмоционального дискомфорта на физическом уровне и стер заложенную поколениями негативную программу.
Гузель Анваровна говорила об этом, как о величайшем чуде, не пытаясь вникать в механизм воздействия, хоть сама имеет медицинское образование. Говорила и светилась от счастья: «Сын сказал про Федора Николаевича: очень прикольный дядька, глаза у него добрые и голос такой, что хочется слушать и слушать».
Но это, кажется, был один из рядовых пациентов, а вот историю о мальчике со сложной патологией, атрофией обеих полушарий головного мозга, за лечение которого взялся Гитя, рассказывали мне, подняв от удивления брови и разводя руками. Казалось бы, медицина здесь бессильна, но ребенок заговорил (в 6 лет), приступы стали мучить гораздо реже.
Да и сама Юлия Михайловна Гордеева после автомобильной аварии восстанавливалась именно у Гитя — она доверяет его мудрым сильным рукам целиком и полностью. Видимо, эти руки чувствуют не только все косточки, сухожилия и нервы под нашей кожей, но кое-что другое. Что именно? Секрет! Секрет Мастера.

Ирина Медведева, газета «Доктор Лекарев» №22/2011